Прошло пятнадцать лет. Раньше они делили призовые места в глупом шоу ну, хорошо, он делил, а она смеялась. Теперь они играют по другим правилам, все серьезно, ведь это война, в которой Свет и Тень 6 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Прошло пятнадцать лет. Ранее они разделяли призовые места в глуповатом шоу ну, отлично, он разделял, а она смеялась. Сейчас они играют по другим правилам, все серьезно, ведь это война, в какой Свет и Тень 6 страничка


.

Читать реферат для студентов

- Тебе мясо есть ни рано? – сонно спросила она, заглянув Андрею в тарелку, перед тем как обнять сына.

- Сам удивляюсь - поддел ее Андрей.

- Ты надолго? – спросила она у Каина, как обычно пропустив мимо ушей слова Андрея.

- На пару недель – уклончиво ответил он. – Еще не решил. Надоело здесь торчать?

- Немыслимо.

- Прокатись по городу, а я здесь посижу, вечером поменяемся. Есть хочешь? – поинтересовался Каин, внимательно ее рассматривая, – или помоешься для начала? Отрастить тебе волосы?

- Сначала душ – вдохнула она и поплелась в ванную. – А волосы не надо. Я это… панамку надену.

Это была отличная идея отправить ее на день в город (желательно в кампании Беса). Если она уедет, Андрей сможет спокойно все обдумать и принять решение… которое он уже принял и не собирается менять. Черт, он ведь на самом деле уже решил совершить очередную ошибку! Почему? Что с ним такое, неужели ему так сложно оставить ее в покое?! Не сложно. Невозможно. Андрей не мог оставить ее. К чему это приведет? Как обычно ни к чему хорошему.

Кира уехала почти сразу, даже завтракать не стала. Она прошмыгнула в лифт, на ходу обувая ботинки и застегивая куртку. Бес шмыгнул за ней. Он стал полупрозрачным и невесомым. Андрей был уверен, смертные не видят его. Он бы тоже не видел, если б не «имплантация», оставившая черные шрамы на груди и сердце. Судя по виду из окна, на улице было совсем тепло, и он с завистью проводил взглядом уезжающий мотоцикл, решив посвятить день сну.

- Нам надо поговорить – серьезно начала Арбреша, заглядывая ему в глаза. – Ты совершаешь ошибку.

Андрей почувствовал раздражение, но сдержался. Грубить единственному другу, пусть даже по такому серьезному поводу - свинство. Досчитав мысленно до десяти, он вздохнул и взял себя в руки.

- Я пойду наверх. Мне очень надо поспать. Поговорим вечером перед ее приездом.

- Но…

- Не спорь. Я хочу спать и ничего не соображаю – отрезал Андрей.

Может он и вел себя грубо, но она не обиделась. Отмороженный народ эти серафимы. Арбреша кивнула и молча пошла с ним наверх. Свои костыли он оставил на нижнем этаже и подниматься по лестнице было сложно, но Андрей не жалел о потраченных силах. Наверху было хорошо. Огромный и полностью пустой зал с кроватью в углу. Три стены были в огромных окнах до пола, причем одна из них выходила на улицу, а две другие на крышу. Левое крыло было пустой площадкой, на которой Кира жгла все, что умудрилась выдрать из интерьера своей несчастной спальни, там же стояла еще одна кровать. Гораздо больше Андрея удивило правое крыло.

- Что со мной? – удивился он. – Там, внизу, у меня были четкие и однозначные видения об этом месте. Я видел паркет и окна, я даже определил содержимое скрытых ниш, но не видел, что здесь сад. Как я мог его не почувствовать?

- Сад создан при помощи магии - со злобой в голосе шепнула Арбреша. – Его сложно увидеть на расстоянии.

«Сад» - это было слабо сказано. Совсем никак. Сад на крыше это, как правило, облезлые цветы в кадках или тайная плантация конопли. А это… это было что-то необычайное. Казалось, что крыша просто залита жизнью под завязку. Растения занимали почти все пространство, и создавалось впечатление, что они плавно перетекают друг в друга, переплетаясь и сражаясь за солнце, как в настоящем лесу. Некоторые из них уже проснулись и вовсю цвели, другие только распустились. Травы, дерн и мох покрывали всю поверхность пола. Почему все это великолепие вызывает такую ненависть у его напарницы? Откуда этот… страх.



- Магию? – переспросил Андрей, сильно удивившись не только ее тону, но и слову, которое впервые слышал от нее.

Арбреша была родом из верхнего мира и способна на многое, но никогда, за все пятнадцать лет их дружбы, не называла что-либо словом «магия».

- Нравится мой сад? – раздался довольный хрипловатый голос.

Каин поднялся по лестнице и присоединился к ним.

- Мама называет меня «ослик-огородник» – фыркнул он, подходя к раздвижным стеклянным дверям, отделяющим зал от сада на крыше, и открывая их.

Легкий весенний ветер влетел в помещение, принося с собой нежный аромат цветов.

- Ты?! – Арбреша редко выходила из себя и повышала голос, но сейчас она действительно была на грани. – Это твоя работа?!

- Нет, блин, у нас сосед агроном! – рассмеялся он, закатив глаза.

- Ты знаешь, о чем я говорю! – не унималась она. – Откуда ты знаешь, как это делается?!

- Я думал, серафимы склонны к логическому мышлению – поддел ее Каин. – В смысле, не такие тупицы, как ты.

- Неужели книги? – растерянно шепнула она.

- Какие на хрен книги? Они что, по-твоему, книги пишут? Они бессмертны и не размножаются. Для кого им их писать?

- Но… они не учат…

- Людей не учат – кивнул он – а нас учат. Они единственные существа, от которых нам не нужно таиться. Каждый год мы проводим у них значительную часть лета. Мы дружим и учимся друг у друга. Точнее учится мама, я в совершенстве владею их магией.

- Ты пообещал им что-то взамен – гнула она свою линию, пропуская его поддевки мимо ушей - иначе они бы не стали тебя учить! Что ты им предложил? Душу?!

- ЧЕГО?! Совсем сдурела? Монстров из них не делай! Если вы с ними не ладите, это ваши половые трудности, нечего клевету разводить! Как по мне, так ваша светлая шайка им в подметки не годится! Тоже мне, чистые и непорочные!

Загрузка...

Каин посмотрел на Арбрешу с таким презрением, что Андрей даже удивился, как это он не плюнул ей в лицо.

- Может, объясните мне суть спора, а то я чувствую себя пятилетним ребенком на научной конференции по квантовой физике. – Проворчал Андрей. – О ком вообще речь?

Они хором назвали, но из их уст эти и без того разные слова прозвучали как резко противоположные. Арбреша прошипела слово «дриады» так, будто это ругательство, причем настолько скверное, что ей стыдно даже произносить его. Каин назвал их «голоса», точнее это слово переводилось с мертвого языка примерно так. Андрей был рад, что не забыл этот язык и удивился нежности и теплу, которые Каин вложил в это простое слово. Он говорил не о друзьях или учителях, он говорил о своей семье.

- Я все понял – обреченно вздохнул Андрей. - Если вы сейчас хором начнете рассказывать, драки не избежать. Не важно! Не хочу знать. Пусть это будет еще одной вещью, о которой я понятия не имею. Здоровее буду.

Он устал и ему надоели эти бесконечные недомолвки. Где-то в этом мире есть могущественные существа, обладающие магией. Он учился пятнадцать лет, но о таких незначительных мелочах как эта или то, что у него с Кирой противоположная энергетика, ему никто не сказал. Зачем, это ведь неважно! Он же тупой и не способен понять! Арбреша начинала его бесить. Он молча добрел до кровати и провалился в сон, едва коснувшись подушки.

Проснулся он только вечером и сразу «проверил» кто есть в квартире. Он почувствовал только Каина, который, судя по всему, спал или читал где-то внизу. Арбреша сидела рядом и с негодованием смотрела в сторону сада.

- Ну ладно, можешь начинать атаку на мой мозг – вздохнул он, открывая глаза.

Она была настолько поглощена своими мыслями, что даже не заметила, как он проснулся, и вздрогнула от неожиданности, услышав его голос.

- Я в растерянности…

- Ты вроде утром хотела что-то мне доказать – напомнил он, теперь уже действительно удивившись ее ненормальному поведению.

- Они табу. Они… мы не обсуждаем их, но может быть… это сложно и я в растерянности.

- Ладно, давай сначала поговорим об этом – сдался Андрей. – Если это так важно для тебя.

Она нерешительно кивнула.

- Я плохой друг и кошмарный учитель.

- Ты мой единственный друг и учитель, так что не прибедняйся. Что в них плохого и кто они такие?

- В том-то и дело, что я ничего о них не знаю. Я не могу сказать, что в них плохого. Все, что мне известно о них, это то, что они были одними из нас…

- Ангелами?!

- …жителями верхнего мира, но они ушли… не захотели жить среди нас.

- Ничего себе! Ангелы не захотевшие жить наверху. Могу себе представить – рассмеялся Андрей – пренебрежение ранит больше, чем ненависть. Твоих сородичей можно понять.

- Я тоже так думала – шепнула она – но… почему бы и нет? Ведь это их выбор и… мальчишка так любит их. Почему они это сделали, зачем ушли? Здесь же плохо, холодно, кругом грязь и боль… что привлекло их в этом мире?

- Ты у меня спрашиваешь или это мысли вслух?

- У тебя.

- Спроси что-нибудь полегче, я хирург, а не психиатр. Тем более, они не люди и их логика тебе ближе.

- Моя логика не работает – шепнула она с отчаяньем – я заблудилась и не знаю теперь, куда мне идти и надо ли…

- Объясни.

- Дело в ней. Я постоянно недооцениваю ее и мальчишку. Мы не думали что они будут такими… Понимаешь, когда ты умирал, я просила ее оставить тебя. Просила добить. Я была уверенна, что она зло, что она мстит. Я видела ее и этот сад, злилась и кричала. Но я ошибалась! Она спасала тебя, жертвовала собой, чтобы вытащить, а я чуть не убила тебя своим нытьем и неуклюжей слепой добротой. В этом случае зло и добро поменялись местами, это неправильно. Пятнадцать лет я молча смотрела на то, каким ты стал. Мое сердце было глухим все эти годы, в то время как она лишь увидев тебя и твое увечье, испытала немыслимую боль. Вдруг я ошибаюсь не только в этом? Что если мы все что-то упустили в нашем идеальном, светлом и чистом верхнем мире?

- Только не говори, что ты раскаиваешься – сказал он с подозрением – хочешь оставить меня одного, напарник?

- Ты был прав тогда. Она не просто так прокляла меня.

- Похоже на то. Они подобрали тебя тогда… когда я умер?

- Да, меня забрал Глеб. Он ждал, но это не так важно. Это проклятье… ловушка.

- Я знаю, ты никогда не поймешь и не раскаешься, ты другая…

- Нет! Ты не понял. Если я раскаюсь, я пойму что не так в том мире, куда так хочу вернуться. Я не вернусь в любом случае.

- Она все еще может отпустить тебя, пока ты не окончательно утратила веру.

- Нет, Андрей, я УЖЕ сомневаюсь.

- Это плохо?

- Не думаю…

Они долго сидели и думали каждый о своем, не мешая друг другу. Мелкая, невыносимая гадина умудрилась заставить сомневаться упрямого и бесчувственного серафима. Неужели она специально это сделала? Вполне вероятно. Какие еще козыри Кира прячет в рукаве и чего всем этим добивается? У нее определенно есть план, и он часть этого плана. Ждет ли она от него эту очередную подлость или не думает, что Андрей снова ее подставит? Действительно ли она превратится в неуправляемого монстра или его слишком правильный учитель снова сделала неправильные выводы?

- Все еще считаешь, что мне не стоит вмешиваться? – спросил он задумчиво.

- Уверена. Это очень опасно. Хотя мальчишка возможно и прав, а я просто не в состоянии понять этого. Я напугана и ничего о них не знаю.

- Я ведь уже решил…

- Кто б сомневался – проворчала она и спрыгнула с кровати.

- Эй, погоди, а как же скандал? Я надеялся, что ты меня поуговариваешь – растерялся он.

- В этой ситуации ты знаешь больше меня – сказала она с досадой. - Я даже примерно не знаю, о чем идет речь, и что ты собираешься сделать. Если надо…

- Не надо, я сам.

Глава 9.

Выбор.

Внизу Каин готовил ужин.

- Выспался? – спросил он бодро.

Он внимательно посмотрел на Андрея своими черными глазами, что-то прикидывая в уме. У Каина была очень яркая и характерная внешность: смуглая кожа, нос с небольшой горбинкой и прямые длинные волосы того же мертвого черного цвета, что и глаза. Чернокнижник, полукровка. Этот парень обладал внешностью демона с картинки и вместе с тем, мог расплакаться, пожалев совершенно постороннего человека.

- Выспался – сказал Андрей, все еще поражаясь странной комбинации внешних и внутренних данных своего собеседника - что на ужин?

- До ужина тебе еще пообедать надо. Так что присаживайся.

Он навалил ему полную тарелку мяса с овощами и налил большую кружку теплого молока. Андрей не стал задавать глупые вопросы по поводу того, можно ли ему есть такую еду. Он знал, что нельзя, причем категорически, но устоять было невозможно, особенно если вспомнить, то жуткое месиво, которое ему все еще нужно было есть.

- Я решил…

- Я знаю – мальчишка не дал ему договорить. – Ты решил еще до того, как меня дослушал и мне это не нравится. Ты не думал и Арбреша тебя не отговаривала. У тебя еще есть время. Я не хочу знать твое решение. Яд я уже приготовил и дам его в любом случае. Дам и уеду на сутки, а ты все еще можешь передумать. Не думай, я не съезжаю. Когда все вскроется, я возьму на себя часть вины, но я не хочу брать на себя все. Не хочу тобой манипулировать.

- Я думал, вам нравится манипулировать людьми.

Он снова посмотрел на Андрея оценивающе. Замечание его зацепило, но он не стал грубить, в чем-то согласившись с ним. Он думал над ответом около минуты.

- Мы манипулируем только слабыми и злыми – сказал он задумчиво. – Это действительно иногда бывает весело… иногда. Но делать это с равными подло.

- Ты считаешь меня равным?

- Ты тоже так считаешь – кивнул он. – Меряться физической силой глупо, так как убивать друг друга мы не собираемся. Я одарен, но твой дар мне недоступен.

- Дар? Я всего лишь человек. Может не самый слабый, может даже чересчур сильный, но я человек, а ты… Кто вы вообще такие?

- Не знаю.

- Но вы ведь теперь не прокляты и можете общаться с падшими и дриадами… могли бы узнать.

- Мы даже с серафимами общаемся – сказал он, слегка улыбнувшись – ты про них забыл сказать.

- Не забыл, они не знают. Я спрашивал.

- Дриады тоже не знают, а падшие не только не знают, но и знать не хотят. Для них мы как носители чумы или проказы в средние века.

- Я заметил – криво улыбнулся Андрей, вспомнив, как реагировали на Киру его палачи. – Но есть же догадки.

- Полно - безразлично сказал он – а толку от этого? Хочешь, могу и тебе подкинуть парочку, если детективы читать надоело.

- Не откажусь.

Каин пожал плечами и задумчиво улыбнувшись, положил ложку на стол и вышел из кухни.

- Тебе книги на латыни или на мертвом? – просил он, подходя к окнам и снимая на ходу свитер.

- Чего?

- Говорю книги по демонологии тебе на латыни или на мертвом подойдут?

- Без разницы – сказал Андрей, рассматривая его жилистую спину, слегка поддернутую узорами и обезображенную в области левой лопатки довольно крупным клеймом. Опять дракон. - Их много?

- Двадцать восемь стеллажей.

Каин провел рукой по тому самому участку стены между окнами и дверь снова проявилась. Древесина совсем почернела от времени и казалась несокрушимой. Он прислонился клеймом к такому же изображению на двери и послышался щелчок, характерный для открывания крупного замка. Каин отошел в сторону и дверь отворилась. Ручка и замок находились лишь на внутренней стороне. Андрей не стал их рассматривать, у него были дела поважнее. За дверью находилась библиотека! За окнами, расположенными на той же стене, по бокам от двери, была улица, а за дверью…

- Откуда это? – опомнившись раньше него, крикнула Арбреша и подбежала к двери.

- Заходить вместе со мной не советую – предупредил ее Каин – но с порога посмотреть можешь.

- Почему зайти нельзя? – удивился Андрей, все еще пытаясь осознать происходящее.

- Проклято. Упадешь замертво уже на пороге – сказал он так просто, будто говорил о цене на шоколад.

Он вошел в дверь и, судя по всему, спустился там по небольшой лестнице. Андрей подошел к двери и начал рассматривать помещение. Размерами и стилем, зал напоминал крупный готический собор. Высоченные сводчатые потолки, излучали странный потусторонний свет, а бесконечные ряды резных деревянных стеллажей, до отказа забитые всевозможными книгами, не давали разглядеть боковые стены. Тем временем, за банальными и скромными окнами сталлинки, почти вплотную примыкавшими ко входу, по-прежнему были видны огни маленького и безобидного городка, утопающего в весне. Если то, что творилось наверху, можно было назвать магией, то подобрать название для этого помещения Андрей не смог.

- Я с ужасом представляю, какие здесь книги – ошеломленно пролепетала Арбреша.

- Как такое вообще возможно?

- Не все их предки были людьми – повторила она слова Киры. – Кто знает, кто еще есть у них в родословной, и какими силами обладало это существо.

- Хотелось бы мне здесь побродить – вздохнул Андрей. – Это ж надо, у нее библиотека круче Ленинской, а эта мелкая и жадная гадина детективов мне дебильных накупила!

- И правильно сделала – сказала мелкая гадина у него за спиной. – И так слишком умный, еще немного и череп жать начнет.

- Ты не рановато приперлась? – поддел ее Андрей, оборачиваясь. – Нарядно. Так и ходи.

- Что? – удивилась она.

- Ты шлем снять забыла.

Судя по слегка удивленному и безразличному взгляду, она действительно умудрилась не обратить внимания на этот незначительный факт. Как можно не заметить, что ты в мотошлеме? Чокнутая.

Она с задумчивым видом сняла шлем и скрылась в лифте.

- На вот, держи – Каин вручил ему стопку из шести книг – Первые три неплохо написаны, остальные немного заумные. Последняя вообще попсовая, но в ней картинки классные. Осилишь эти, принесу еще.

Книги были по-настоящему древними: страницы из кожи, написаны вручную, на обложках самоцветы. Андрей никогда не держал в руках подобных сокровищ. Он бережно рассматривал их, перелистывая ветхие станицы.

- Почему эта книга такая неприятная? – спросил он, почувствовав сильное жжение в руке едва ее коснувшись.

- Потому что написана кровью – проворчала Кира, выходя из лифта. – Нафига тебе вообще демонология? Взял бы что-нибудь полезное. Пособие по вышивке например.

- Думал, ты ее читаешь – не остался в долгу Андрей.

Шутка прошла мимо кассы, так как Кира совершенно его не слушала. Она целенаправленно зашла на кухню и сразу же стала шнырять по кастрюлям.

- Потерпи еще минут десять – терпеливо вздохнул Каин. - Положи ложку на место и иди, переоденься.

Она безразлично пожала плечами и пошла наверх. Робот. Может Арбреша права и так лучше?

Кира переоделась в джинсы и свитер и вернулась как раз к ужину. Теперь, когда Андрей чувствовал себя почти здоровым, он с большим вниманием рассматривал ее. Каин был прав, он не восстанавливалась. Одежда висела как на вешалке. Она весь день провела на свежем воздухе, но у нее не было даже намека на румянец, кожа была зеленоватая а черные синяки под глазами пугали. Она побрилась налысо несколько дней назад, но волосы даже не начали отрастать. Она не притворялась и не была рассеянной, она специально потеряла себя и не собиралась искать. Кира почти ничего не ела. По объему еды ее тарелка смахивала на кошачью миску, но она все равно осилила только половину и нехотя встала из-за стола.

- Ты куда? – шепнул ей Каин.

- Посижу на крыше.

- Погоди. Выпей это.

Она скептически посмотрела на большую кружку чая в руках своего сына и слегка поморщилась.

- Не упрямься. Тебе нужно нормально выспаться и начинать есть. Я полдня его заваривал. Вырубит на сутки, но ускорит обмен веществ.

- Уговорил – проворчала она, забирая чашку. – Твое здоровье.

Она пила чай минут сорок. По крайней мере, Андрею так показалось. Все это время он усиленно думал о библиотеке и своих новых книгах для чтения.

- Мог не напрягаться – проворчал Каин, когда она допила чай и вырубилась прямо на стуле. – Она не читала твои мысли. Ей неинтересно.

- Знаю, но она может заинтересоваться моим состоянием здоровья и услышать лишнее. Иногда я слишком громко думаю. Где Бес?

Каин немного задумался.

- Он в особняке. Делает уборку. Вернется утром, но ты прав, я заеду туда минут через сорок и заберу его с собой. На всякий случай.

Он подхватил ее как тряпичную куклу, ловко взвалил на плечо и отнес наверх.

- Все еще думаешь, что это плохая идея? – просил Андрей у своей напарницы.

- Да, а ты все еще со мной не согласен. Причем даже больше, чем утром, когда хотел наорать.

- Хреновый из меня друг – кивнул он.

- Зато живой и настоящий. Если честно, я даже начала забывать какой ты бываешь, когда способен на чувства.

- Я не ощутил сильной разницы.

- Знаю, но она уже заметна. Ты скоро и сам почувствуешь.

- Не уверен, что буду рад этому – проворчал он.

- Вот именно, а она будет рада? Ты ведь собираешься сделать с ней то же самое, даже хуже. Твои эмоции человеческие и ты таким родился. Ты знаешь, что делать с этим и как держать себя в руках, а она не знает. Она родилась другой и прожила не одну жизнь в таком состоянии. Ты представляешь, насколько тяжело ей будет? Я уже молчу о возможных последствиях и ошибках, которые она непременно совершит, просто подумай, какой это будет удар для нее.

- Ты видела ее сегодня за ужином?

- Ты о чем?

- Видела, какая она? Заметила, что она совершенно не восстанавливается?

- Это ее выбор.

- А это мой – прошипел Андрей, снова начиная выходить из себя.

Арбреша закатила глаза и демонстративно ушла с кухни, расположившись в кресле спиной к нему.

Каин спустился вниз через минуту.

- Все. Она проспит сутки… или двое.

- Или?!

- При ее состоянии просчитать дозу сложновато – скривился он – я же не этот… ну, тот, что усыпляет, перед тем как вы во внутренностях друг у друга роетесь.

- Анестезиолог.

- Угу. Я поехал.

- Погоди.

- Я же сказал тебе…

- Я не советуюсь! Просто скажи, что ты хотя бы примерно представляешь, что с ней станет после этого и во что она превратится.

- Ты о чем? – насторожился Каин.

- Ты знаешь о чем. Насколько она станет неуправляема?

- Абсолютно. Полный беспредел, при ее силе даже ошейник не поможет. Я понятия не имею, как ее сбалансировать и насколько вообще реально ее восстановить. Это лотерея со сто процентным проигрышем, но другого выхода даже я со всем моим извращенным воображением не могу придумать. Ах да, еще она будет в бешенстве, когда узнает, что ты сделал, и непременно попытается убить тебя. Еще есть вопросы?

- Нет.

По большому счету, он не сказал ему ничего нового, но все эти уже известные факты, собранные вместе ошеломляли. Впервые за весь день Андрей начал сомневаться в принятом решении. Тем временем Каин, кажется, уже не спешил уходить. Он нервно переминался с ноги на ногу, предпринимая героические усилия, чтобы не сказать то, что уже почти слетело с языка.

- Не страдай, говори уже - усмехнулся Андрей – а то лопнешь.

- Это не честно – сказал он, скривившись – хотя… по большому счету… нет, не буду.

Он спешно забежал в лифт, оставив Андрея наедине со своими мыслями и сомнениями тщательно старавшимися разорвать ему мозг. Он сидел на кухне в полном оцепенении до полуночи, но так ничего и не решил. Арбреша тихо сопела в кресле. После того, как он второй раз за день почти что наорал на нее, будить и советоваться было глупо. Андрей решил сходить наверх и посмотреть на ту, которую он собрался снова подставить.

Кира спала на паркетном полу, прямо посреди зала. Неестественно ровная поза, руки вдоль туловища и бледная кожа, отливающая синевой при свете луны. Если бы не тихое дыхание и ровное сердцебиение, ее запросто можно было перепутать с трупом. Он вспомнил, какой она была раньше, как она выходила из себя и боролась с приступами ярости, как бросалась во все драки, не думая о себе. Теперь она сильнее и в ней полно тени. Если пустить ее под откос, последствия будут чудовищными. Неужели нет другого выхода? Должен быть, надо поговорить с ней, пусть узнает. Она должна сама решить. Конечно, она пошлет его, но он не оставит ее в покое. Он будет ходить за ней хвостом и долбать до тех пор, пока она хоть немного не задумается. Решено, он не сможет ей врать, пусть лучше она орет на него. Андрей хотел перенести Киру на кровать, но поднимать ее на руки в его состоянии была плохая идея. Он стащил одеяло с кровати и укрыл ее, подложив под голову подушку и сел рядом. Он не хотел оставлять ее здесь одну, хотя теперь ей уж точно все равно.

- Ну тебя к черту! Гуманист херов – пропыхтел Каин, поднимаясь по лестнице. – Замечательно! Укрыл несчастную девочку одеяльцем, подложил подушечку под голову и сидит, слюни пускает! Носочки тепленькие принести? Может, оденешь ей? ТЫ НОРМАЛЬНЫЙ?!

- Ты обещал не вмешиваться и не манипулировать.

- Но не обещал, не говорить правды!

- Даже если это изменит мое решение? Я не хочу знать твою правду, мне и моей достаточно. Пусть сама решает, что лучше для нее.

- Она уже решила – взвизгнул он – и выбрала не думать, сдохнуть и меня заодно с собой прихватить!

- Должен быть другой выход – прошипел Андрей.

- Но его нет! Она всего боится, она слабая, она врет даже себе! Она настолько повредилась рассудком за эти четыре года, что даже зеркала от тебя попрятала! Знаешь почему?!

- Не знаю и знать не хочу.

- И не интересно на кого ты стал похож?!

- Что?

- Брось, ты давно догадался. Давай, я расскажу тебе одну маленькую правду – шепнул он. – Она спит и не услышит твоих матюков, а когда проснется, ты уже смиришься и успокоишься. И котяре своей заодно пинка отвесишь, за то, что тоже молчит. Пошли вниз, я вынесу тебе зеркало из библиотеки.

- Нет.

- Почему?!

- Какая разница как я выгляжу?

- Твою мать!

Каин окончательно вышел из себя. Он пулей сбежал вниз по лестнице все еще усердно его матюкая. Он вернулся меньше чем через минуту, с огромным зеркалом в руках и включил в комнате яркий свет.

- Зацени!

Он поставил зеркало на пол прямо перед его носом. Отворачиваться или закрывать глаза было глупо, и Андрей посмотрел в него. Первой реакцией был шок, затем наступила стадия отрицания.

- Нет… это…

- Да, мне девятнадцать и ты вполне прокатишь за моего одноклассника. Сколько тебе сейчас на самом деле? Пятьдесят пять? Приятно чувствовать себя идиотом? Могу сказать в ее защиту только то, что она случайно сделала тебя моложе, иначе не получалось. Но она не посчитала важным сказать это тебе. Зачем? Ты ведь и так расстраивался из-за того что перестал стареть и обманываешь родственников. Гораздо проще спрятать зеркала и смазать стекла. Она собиралась делать это и дальше. У тебя дома, на улице, у реки, в сортире… улавливаешь степень маразма?! Все еще хочешь надавить на нее, рассчитываешь на ее логику? Забудь! Ее нет! Ты можешь и дальше пускать сопли и носиться с ней как с больным ребенком. Сейчас ты ведешь себя как твой тупой и слишком добрый серафим, просивший добить тебя, вместо того, чтобы помочь вылечить. Впервые в жизни ты действительно ей нужен – прошептал он, - но ты как типичный трус боишься сложностей и ее неодобрения.

Он ушел, вырубив свет и хлопнув со всей дури дверью, закрывавшей лифт. Зеркало тоскливо лежало на полу, как бы напоминая о недавнем неприятном разговоре и страшной правде.

Андрей не думал. Он стянул одеяло и вытянул руку над ее животом. Линии мгновенно проявились. Он был прав, Кира не трогала свет, она раскурочила и навязала узлов на своей тени. Узлы были чудовищными. Она как будто была обмотана мотками черной проволоки. Он «коснулся» одного из узлов и почувствовал уже знакомую боль и тоску. Линии легко поддавались, они как будто сами хотели, чтобы их распутали (что было вполне возможно). Минут через пятнадцать кропотливой, напряженной и довольно болезненной работы, узел почти исчез. Несколько линий очень крепко переплелись между собой, и он не знал, что с ними делать. Выход был, но Андрей не решался. Он долго смотрел на остатки узла, пока не психанул. Хирург он, в конце концов, или кто? Сжав зубы, и мысленно помолившись, он со всей силы потянул спутанные линии и разорвал их. Боль была страшной, но Кира не проснулась, значит, больно было только ему. Хорошо. Он неспеша соединил разорванные линии и вздохнул с облегчением. Он разобрал только один узел, но его уже била дрожь и веки слипались сами собой. Расслабляться нельзя впереди вся ночь и куча нераспутанных узлов. Он сходил на кухню и заварил большую чашку очень крепкого зеленого чая, потом вернулся и снова приступил к болезненной и сложной процедуре очередного предательства.

- Андрей, просыпайся.

Он с трудом открыл глаза и увидел Каина.

- Который час? – шепнул он.

- Полвторого. Не бойся, она еще спит. Ты как?

- Плохо. Не все успел.

- Почти все успел. Хватит с нее и с тебя хватит, ты на восковую куклу похож и лицо в крови.

- Наверно кровь носом шла. Неважно… я хуже не сделал?

- Нет, все отлично – улыбнулся он. – Давай, помогу тебе подняться.

Каин почти стащил его вниз по лестнице. Ощущения были такие, будто он всю ночь разгружал вагоны, но самым худшим было не это. Дороги назад уже нет. Скорее всего, он поступил правильно, но Андрей пошел против нее. Снова. Простит ли она, как в прошлый раз? Такие чудеса не повторяются. Он не только предал, но еще и собирается скрывать он нее правду. Разумеется, она сама постоянно с ним так поступает, но это его не оправдывает.

- Не раскисай – сказал Каин, помогая ему дойти и сесть на диван. – Через час припрется Бес. Он не должен ничего подозревать. Считай это репетицией, потому что если он не сильно будет присматриваться к тебе, то она…

- Я понял, но я без сил. Он по любому заметит.

- Не заметит – сказал он, доставая из бара бутылку и гаденько ухмыляясь.

- Я не буду пить твою кровь! – встрепенулся Андрей, понимая, к чему он клонит.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Прошло пятнадцать лет. Раньше они делили призовые места в глупом шоу ну, хорошо, он делил, а она смеялась. Теперь они играют по другим правилам, все серьезно, ведь это война, в которой Свет и Тень 6 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • ОТДЫХ В ТАИЛАНДЕ – ПРИКОСНОВЕНИЕ К ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЕ И ЯРКОЙ СОВРЕМЕННОСТИ
  • Индуктивность контура. Самоиндукция
  • Організація розробки кон'юнктурних прогнозів
  • Изучение динамики качественных показателей по нескольким единицам
  • Понятие налога и иных обязательных платежей
  • Понятие вектора и линейные операции над векторами
  • Понятие крутильных колебаний
  • Измерение вязкости капиллярным вискозиметром