Ричард Длинные Руки — оверлорд 15 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Ричард Длинноватые Руки — оверлорд 15 страничка


.

Читать реферат для студентов

— Позвольте сопровождать вас к лучникам, — попросил я.

Он поморщился, кивнул:

— Но если так и не скажете ничего нового…

— Вы вольны меня повесить, — договорил я. — Я даю вам на это право, хотя я вообще-то подданный другого королевства. Но я видел ваших лучников и уже знаю, что можно улучшить.

Двое телохранителей зашли ко мне со спины. Так мы добрались до просторной площадки, где снег частично убран, частично утоптан. На той стороне с десяток раскрашенных деревянных кругов. Стрел торчит много, при нашем появлении круги поспешно убрали и заменили новенькими.

Сердце чуть екнуло, этих лучников Карла я не видел, кто их знает, но ретирадствовать поздно, я на ходу снял лук, натянул тетиву. За мной наблюдали с любопытством. На лице принцев скептическое выражение, рыцари из лука не стреляют, баловство.

Я быстро натянул тетиву, три стрелы ушли одна за другой, и в центре трех мишеней появились оперенные стрелы. Все, включая принцев, обалдело смотрели то на мишени, то на меня. Я, поворачивая мысли принцев в нужном направлении, сказал веско:

— Если ваших лучников обучить вот так… они смогут наносить ущерб противнику гораздо больший. Это значит, сможете выигрывать сражения с меньшим войском!

Гелекс вскрикнул восторженно:

— У нас никто так не стреляет! Сэр… вы даже не подошли к рубежу!

— И так слишком близко, — ответил я любезно. — С вашего любезного внимания, я могу показать вам настоящее умение. Взгляните на эту башню! Представьте себе, что там засела дюжина стрелков. А еще лучше — две дюжины!

Арманд, более сдержанный, спросил отрывисто:

— Впечатляющая стрельба! Вспомогательные войска сразу полягут. А как насчет стрельбы по закованным в железо?

— Вы не по годам мудры, — сказал я льстиво, — сразу смотрите в корень, просчитываете всевозможные варианты! Из вас получится великий завоеватель. Прошу вас, пусть мимо проскачет кто-то из воинов…

Арманд отдал короткий приказ. Мимо мишеней понесся на рослом коне всадник в рыцарских доспехах. Копье острием вверх, наверху раскачивается, дребезжа, цельнокованый шлем.

Похоже, принцу Арманду, как ни подлещиваюсь, я очень не понравился. Всадник несется во весь опор, не каждый лучник попадет в такую мишень. Гораздо точнее стреляешь, если рыцарь прет на тебя. Я торопливо натянул тетиву, взгляд не отрывается от раскачивающегося шлема, стрела сорвалась с сухим щелчком по рукавичке…

Всадник выронил из руки копье, в тот же момент донесся звон. На поле выбежали люди. Мы смотрели, как подбирают копье и шлем, копье вернули всаднику, а шлем бегом принесли принцу.

Гелекс завизжал в восторге, остальные возбужденно переговаривались. Стрела засела в шлеме, пробив толстую сталь в районе виска и почти пробив другую стенку.

Арманд кивнул, стараясь сохранить невозмутимость, тут же перевел взгляд на вершину башни.

— Хотите сказать, что можно прицельно стрелять с такой высоты?

— Это трудно, — согласился я, — но в моей стране лучники поражают цели и на таком расстоянии, Ваше Высочество. Это для меня лук — баловство, я им пользуюсь в тех случаях, когда никакое рыцарское умение не поможет. Подстрелить гуся в небе, например. А обученные простолюдины стреляют, конечно, лучше. Правда, для этого нужны особые сорта древесины, иные способы сушки, склейки, да и сам клей нужно варить по другим рецептам.



Я видел по его сосредоточенному лицу, как в горячечных планах туча стрел сперва уничтожает половину войска противника, а разгром довершает удар рыцарской конницы.

Он тряхнул головой, голос прозвучал холодно и деловито:

— Не поверю, пока не увижу.

Я развел руками:

— Тогда, если Ваше Высочество распорядится положить здесь, на Снегу, два-три шлема… я могу поразить их с верхней площадки. Вам, конечно, тяжело подниматься, вы можете наблюдать здесь…

Он зло свернул глазами:

— Мне тяжело? Я бегаю в турнирных доспехах!.. Нет, посмотрим оттуда. Заодно прикинем, как лучше расставить войска внизу.

Воины по его приказу бегом принесли из казармы доспехи. Шлемов положили четыре, а панцирей так сразу шесть. Арманд перехватил мой взгляд, пояснил коротко, что заодно оценит скорострельность и процент промахов, когда стрелять нужно быстро и много.

По винтовой лестнице поднимались долго. Первыми на самый верх взбежали четверо телохранителей. Мы подождали, пока сверху крикнут, что все чисто. Со мной поднялись оба принца, один из телохранителей, оглядевшись, сразу же поспешил обратно.

На верхней площадке захватило от высоты. Башня, в самом деле, больше похожа на минарет: тонкая, как игла, неимоверно высокая, предназначенная не для обороны, а чтоб пораньше заметить приближающегося врага.

Я прикинул, что доложат оставшимся сторожить вход в башню, наверху никого, на лестнице тоже никого, так что сосредоточатся на охране башне там, внизу, а здесь только трое… Правда, это лучшие воины империи.

— Ваше Высочество, — сказал я, — осмотритесь хорошенько. Если с такой высоты ваши лучники смогут поражать цели, насколько эффективной будет война?

Принц Арманд проворчал:

— Только оборонительная. Я пока не вижу, чтобы так же эффективно использовать в наступлении!

Принц Гелекс пропищал, подражая брату:

— Да-да, мы только наступаем!

Я ответил с поклоном:

— Это позволит в захваченных замках и крепостях оставлять меньшие гарнизоны… да и вообще не поверю, чтобы Ваше Высочество не придумали, как использовать в сражениях умение лучников стрелять дальше и точнее!

Загрузка...

Арманд кивнул, его глаза цепко наблюдали, как я вытаскиваю стрелу, как она ложится на тетиву. Мои пальцы в тонких кожаных перчатках цепко сжимают деревянный кончик с лебяжьим пером в расщепе…

Телохранители смотрели на меня хмуро и настороженно. Для них каждый, кто приближается к принцам, — потенциальный враг и убийца. Я подошел к каменному ограждению, внизу человечки совсем маленькие, а доспехи-мишени так и вовсе…

— С какой начинать? — спросил я.

Принц Арманд ответил с нетерпением в голосе:

— С любой. Но постарайтесь поразить еще и на скорость.

— Очень разумно, — похвалил я. — Ваше Высочество, вы проявляете мудрость завоевателя. Но сейчас увидите, чего можно достичь, если лучников подготовить на достаточно высоком уровне.

Я задержал дыхание и, оттянув тетиву, выстрелил. Тут же схватил вторую стрелу, наложил на тетиву, стараясь делать быстро, но не слишком, пусть верят, что у меня простой лук, а все дело в сорте дерева, клее и секретах изготовления.

Принц Гелекс завизжал восторженно. Принц Арманд изумленно качал головой. Телохранители, не утерпев, наклонились над парапетом, на лицах впервые проступил жгучий интерес. Даже отсюда видно: шлемы и панцири со звоном подпрыгивают, переворачиваются, а в них остаются торчащие стрелы.

Я выпустил две стрелы в последние мишени, со вздохом усталости отступил от парапета. Моя дрожащая рука начала вытирать лоб. Двое телохранителей оглянулись, но, успокоившись, продолжали наблюдать, как внизу к железу бросились люди.

Пару мгновений я стоял неподвижно, у телохранителей боковое зрение развито очень хорошо, затем быстро вскинул лук. Три стрелы ударили двоим в затылки. Третий успел повернуться, голова дернулась, а в правом глазу затрепетало белое оперение.

Принц Гелекс все еще смотрел вниз и что-то выкрикивал, а принц Арманд оглянулся на грохот. Я торопливо сменил лук на обнаженный меч.

Арманд ахнул:

— Что это… значит?

— Захват! — ответил я быстро. — Ваше Высочество, вы в безопасности, но… в плену.

— Мы? В плену?

Он просто не мог поверить в такое безумие, я сказал быстро:

— Я всего лишь хочу переговорить с Его Величеством! На своих условиях. После чего вас освобожу.

Лицо его медленно краснело от гнева. Младший принц все еще смотрел за парапет, взвизгивал, выкрикивал. Я попятился к люку, опустил крышку и вставил в петли засов.

— Вы сумасшедший, — сказал принц Арманд убежденно.

— Можете считать и так, — согласился я. — Во всяком случае, я опасен. Согласны?.. А теперь стойте там, мне нужно передать сообщение.

Держась от них на противоположной стороне площадки, я быстро выглянул за каменный край и крикнул:

— Внимание! Оба принца захвачены в плен. Они будут убиты, если немедленно сам император Карл не прибудет на переговоры.

Внизу остановились, задрали головы. Из рук начали выпадать собранные доспехи. Я отодвинулся, а то вдруг кто-нибудь опомнится и выстрелит, крикнул:

— Принц Гелекс, подойдите!

Гелекс, наконец, оглянулся, лицо надутое, смерил меня злым взглядом.

— Что за дурь?

Я быстро подошел, держа обнаженный меч перед собой. Гелекс испуганно вскрикнул, я грубо ухватил его и, не выпуская из поля зрения принца Арманда, рывком наклонил над краем, чтобы его увидели с земли. Блистающее лезвие меча засверкало в солнечных лучах. Внизу вскрикнули, меч я занес над головой младшего принца.

— Быстро сюда Карла! — заорал я бешено. — Иначе головы его детей полетят вниз!

Краем глаза я следил за Армандом, тот медленно положил ладонь на рукоять кинжала, но не двигается, в глазах разрастается бешенство, ни капли испуга.

Внизу раздались крики, народ заметался взад-вперед, разбежался, а к башне начали сбегаться вооруженные люди. Снизу в деревянный люк постучали, пытаясь поднять, я заорал сверху:

— И не пытайтесь! Иначе сразу убью обоих принцев!

Затихло, только доносятся истошные крики с земли, конское ржание, лязг металла. Мне очень не нравилось, как прицельно смотрит на меня принц Арманд.

— Вы оба, — велел я жестко, — сядьте и держите руки за головой.

Арманд спросил хмуро:

— А если этого не сделаем?

— Мне терять нечего, — заверил я. — Изрублю на куски. Должен предупредить, что с мечом в руке я намного лучше, чем с луком.

Очень нескоро снизу донесся крик:

— Его Императорское Величество прибыл!

Я быстро взглянул вниз. Из повозки вылез Карл, за ним едва поспевали, когда он бегом добежал до башни. Я сразу же крикнул, не дав ему раскрыть и рта:

— Твои дети у меня, можешь спросить у своей охраны!

Карл крикнул:

— Только ничего им не делай!

— Почему? — спросил я. — Чем они лучше тех, кто погиб, когда твои войска врывались в города и села, убивая всех вокруг?.. А сейчас я решу, что сделать с твоими детьми.

Карл вскрикнул в ужасе:

— Это… это подло!

— Всего лишь современно, — отрезал я мстительно. — Что, не нравится, когда и другие? Это и есть современные методы войны, Ваше Величество. Испытайте и на себе то, что несете другим.

— Но так не воюют!

Я нагло хохотнул.

— Это рыцари так не воюют, потому и проигрывают вам. А мы с вами можем и в спину, и ниже пояса, и подножкой не брезгуем… Представьте себе, Ваше Величество, что я сволочь еще большая, чем вы! Представили?.. Не удается? Тогда я вам скажу по великому секрету: в войне дозволено все. Вы полагали, что вы один открыли этот ужасный секрет, так много дающий знающему его? Что ж, добро пожаловать в мир, где и другие воюют… также по-современному! Ты все понял, дурак? А теперь слушай мои требования.

Я покосился на принцев, бледные и напряженные, слушают с ужасом, а внизу у подножия башни мечется в страхе приплюснутая фигура всемогущего императора.

Долетел тоскливый вопль, полный недоумения:

— Какие? Я — император…

— Забудь, — крикнул я.

— Почему?

— Потому что сейчас я император, — рявкнул я. — По крайней мере для тебя! Но если хочешь, чтобы я убил и твоих детей, как перебил их телохранителей…

Он закричал:

— Нет!.. Не смей!

Я грубо захохотал:

— Ты мне приказываешь, дурак? Не нравится, когда приказывают тебе? Что, легко и приятно воевать против тех, кто строго блюдет рыцарские правила? Так я — сволочь из того же гнезда, что и ты. Только я такая сволочь, что ты рядом со мной — белоснежный ангел!

Он вскрикнул в муке:

— Что с моими детьми? Умоляю, что с ними?

Я проорал так, что захлебнулся от собственного крика:

— Да вот намерен обесчестить твоего старшего… а потом то же самое проделаю с твоим младшим! Потом обрежу уши и сброшу их тебе, сволочь!.. Можешь поджарить на обед, можешь повесить на стену. Затем вспорю им животы и буду смотреть, как визжат и умирают… Что, я так не сделаю? Ты, сволочь, слишком привык воевать против чистых и благородных людей! Но я — не они. У меня, как и у тебя, нет тормозов.

— У меня есть! — закричал он. — Я себе такого не позволю!

Я грубо захохотал:

— А вот я позволю! Что, не нравится?.. Понял, что у меня арсенал настолько же шире твоего, как твой был шире, чем у благородных рыцарей Зорра? А это значит, что я побью тебя, вонючая гнида, везде и всюду!.. И ты будешь…

Я красочно и с подробностями расписал, что он будет, и как я его буду, и что сделаю затем, и как его поставлю. У подножия башни стало мертво. Никто никогда не слыхал таких омерзительных гнусностей, хотя я всего лишь вспомнил занятия всяких секс-меньшинств и перебросил их на императора, вернее, на императора и себя, где император выполняет пассивную роль, а я его использую для всех удовольствий продвинутых демократов и толерантных общечеловеков.

Когда я замолчал на минутку, придумывая, как использовать императора для скотоложества, все-таки это редкая скотина, снизу из замороженной пустыни донесся жалобный крик:

— Только не трогай моих детей! Только не трогай!..

Я грубо захохотал:

— А что ты мне предложишь, старый дурак?

Он прокричал в отчаянии:

— Я дам тебе что хочешь! Ты сможешь купить себе сто… тысячу мальчиков! И делай с ними, что хочешь, только не трогай моих…

Я крикнул, уже чувствуя, что совсем непритворное бешенство захлестывает с головы до ног, и я, в самом деле, перестаю контролировать себя:

— Мразь!.. Чем твой сын лучше сотен тех мальчишек, которые погибли в огне, когда ты велел поджечь пригороды Зорра?.. Чем он лучше тех, которые погибли, сметенные валом воды, когда ты велел разрушить плотину над городом Браушвицем?

Он продолжал кричать:

— Я дам тебе все, что захочешь!..

— Хорошо, — заорал я. — Вот мои требования… Но учти, торговаться не буду. Я зол, я очень зол…

Не успев договорить, я ощутил смертельную опасность и едва успел отшатнуться от сверкнувшего у самого лица стального лезвия. Нож со скрежетом ударил в камень, но я не успел ухватить за руку Арманда, он с непостижимой скоростью взмахнул им снова.

Амулет, мелькнуло у меня в мозгу. Все это время старший принц старался воздействовать на меня с помощью магии, вот как увешан талисманами и амулетами, а когда не получилось — сумел ускорить свои реакции.

Я отпрыгнул и с ужасом ощутил, что Арманд движется быстро, слишком быстро для нормального человека. В его глазах я увидел свирепую радость и триумф. Я выставил перед собой меч и попытался парировать его клинок, однако Арманд избегал с такой легкостью, словно я двигался под водой.

— Теперь ты умрешь, — крикнул он ломким мальчишечьим голосом, но свирепость хищного зверя звучала в его злом голосе. — Я убью тебя сам… как убил уже десятки человек!

— Ты убивал слуг, — ответил я. — А теперь перед тобой рыцарь. Брось нож!

Он засмеялся.

— Я вырежу твое сердце!

Он бросился вперед, действуя настолько быстро, что я едва направил меч в его сторону, как он проскользнул рядом. Острое лезвие ножа распороло камзол, грудь, глубоко погрузилось в мое тело. Кровь брызнула, как будто под чудовищным давлением.

Арманд захохотал, в глазах появилось безумное наслаждение. Он всматривался в мое лицо, как будто ожидая увидеть в нем нечто необыкновенное, ведь умирающие что-то видят. Я подал руку с мечом назад и, чуть сместив в сторону, ударил, как шпагой.

Глава 11

Острие с жутким треском пропороло живот, взрезалось во внутренности и скрежетнуло, упершись в хребет. Я толкнул сильнее, меч прорезал позвоночный столб и вылез с той стороны. Арманд смотрел на меня остановившимися глазами, нож выпал из ослабевшей руки. Как бы он ни умел двигаться быстро, но с перерезанным спинным мозгом двигаться вообще никому не удается.

Он рухнул вниз лицом, а я отнял ладонь от раны. Красные вздувшиеся края торопливо сдвигаются, слились в неровный багровый вал, что побелел и опустился, быстро исчезая из виду. В ушах звенело, словно стая комаров, но слабость в теле уже исчезла.

Гелекса трясет, младший принц так и не сдвинулся с места. В глазах ужас, лицо бледное, взгляд прикован к кровавой луже под телом брата, что становится все шире и шире.

Шатаясь, я осторожно посмотрел вниз. Карл уже в окружении телохранителей, со всех сторон к нему сбегаются арбалетчики. Стараясь не высовывать голову, я крикнул:

— Твой старший дурак пытался убить меня в спину!.. Теперь он сам издыхает… А мой нож, острый, как бритва, у горла твоего последнего сына. Ты можешь велеть арбалетчикам расстрелять меня… но я успею дернуть рукой, ты понял?.. Нет, ты понял?.. Я всегда успею, умирая, дернуть рукой… и голова твоего сына покатится по ступенькам…

Снизу раздался полный ужаса звериный крик:

— Нет!.. Все уйдут!.. Никто не подойдет… Пощади ребенка!..

— Убери всех, — прокричал я. — Все время помни, я успею дернуть рукой! А нож — бритва!

Снизу раздавались крики, лязг и звон железа, конское ржание, скрипы дерева, словно кто-то подтаскивал катапульты. Я ощутил, что где-то меня переигрывают, заорал:

— Ты что-то слишком долго думаешь!.. Я только что надругался над твоим старшим сыном. Как он визжал и молил о пощаде, когда я вспарывал ему живот!..

Снизу долетел испуганный вскрик:

— Ты не посмеешь!

— Я же сказал, — крикнул я, — что я такой же, как и ты?.. Лови доказательство!

Я подтащил тело Арманда к краю и, пряча голову от прицельного выстрела, столкнул его вниз. Через пару мгновений донесся шлепок о камни двора, а затем яростный крик Карла, исполненный горя и ярости:

— Мой сын!.. Как ты посмел?.. Как ты посмел?

Я громко и нагло захохотал:

— Ну что?.. А чем он лучше непокорных горожан, которых ты убиваешь за то, что не сразу открывают тебе ворота?.. А сейчас я убью твоего младшенького…

Снизу донесся звериный вопль, полный безумного страха:

— Только не это!.. Только не это!.. Что угодно возьми, кого угодно!.. Только его оставь, это мой единственный наследник…

Я прокричал:

— Ладно, пока оставлю. Заложником. Вот мое условие… Ты, мразь, освобождаешь короля Шарлегайла и с почетом, запомни, мразь, с почетом!.. возвращаешь его в Зорр. А свои войска отводишь от границ его королевства. Сына твоего я забираю. Не спорь, мы оба знаем прекрасно — нарушишь все условия, как только твой сын снова окажется с тобой!.. Он останется жить, когда-нибудь верну. Но не сейчас…

Я захохотал, стараясь, чтобы голос звучал как можно более грубо и страшно. К моему удивлению, получается легко: опускаться нетрудно, это взъинтеллигентить непросто, а грубить и тупить — всегда пожалуйста.

Правой рукой я прижал Гелекса к своему телу, нож в левой и касается беленького нежного горла. Мальчишка застыл в ужасе, я прорычал ему в макушку:

— Чуть дернешься — сразу режу!.. Запомнил?

Он прошептал, страшась шевелить даже губами:

— Да…

— И не дыши, — пригрозил я, он, в самом деле, задержал дыхание, и я сказал раздраженно: — Дыши, только тихо. Чтоб я даже не подумал чего…

Одной рукой я вытащил засов, там тихо, поднял крышку, внизу на ступеньках, насколько видно, пусто.

— Спускаемся, — велел я. — Запомни, я не собираюсь тебя убивать. Твой брат сам на меня бросился. Я и его бы не стал… Так что слушайся, останешься живым.

Очень медленно мы начали спускаться по ступенькам. Я опасался подвоха и дважды задействовал тепловое и даже запаховое зрение. Последний раз, когда спустились на последнюю ступеньку, запахи показали, что по ту сторону двери никто не прячется.

На всякий случай у выхода я остановился. Все чувства обострены, выглянул вполглаза и, выставив перед собой Гелекса, выдвинулся следом, прижимая острие ножа к его нежному горлу. Застыл, давая всем наблюдателям убедиться, что нож вот он, натянул кожу, и стоит чуть-чуть нажать…

— Никому не приближаться! — крикнул я, стараясь сделать голос разъяренным и взвинченным. — Мне жизнь недорога!.. Пусть кто-то покажется — сразу…

Шагах в пятидесяти блестит оружие и доспехи рыцарей. Впереди Карл, он прокричал:

— Никто тебя не тронет!.. Успокойся, пощади ребенка!.. Чего ты хочешь?

— Ты с почестями возвращаешь короля Шарлегайла, — напомнил я, — в его королевство!.. Если с его головы упадет хоть волос — я убью твоего сына! А для тебя лично… сейчас придумаю.

— Я сейчас же, — прокричал Карл, — велю освободить короля Шарлегайла!

— И благополучно доставить в Зорр, — добавил я. — Твой сын останется у меня в заложниках!.. Если с Шарлегайлом что-то случится — твой младший сын умрет в жутких муках, проклиная тебя!

Карл прокричал:

— Я все сделаю!

— Делай, — ответил я, — но пока твой сын будет заложником! Пусть никто не приближается к нам!

Я подхватил Гелекса и, прижимая к себе, понес, другой рукой держа нож у горла. Двор опустел, даже с крыш и башен исчезли арбалетчики, словно Карл устрашился, что кто-то из стрелков соблазнится возможностью всадить в меня стрелу. Это не значит, что даст уйти с его сыном, но зато велит брать меня в более удобный момент.

На середине двора я прокричал:

— Пусть подготовят мне хорошие сани и четверку лучших коней!..

Снова при полном молчании придворных прокричал Карл:

— Все сделаю!

Я почти физически ощутил в его дрожащем голосе облегчение и даже ликование. Конечно же, мне дадут хороших коней и роскошные сани с множеством шуб, чтобы укрыть младшего принца. Так же бесспорно, что самые лучшие кони будут у тех, кого пошлет следом. Да и те, кто слушает наши переговоры, сразу возликовали. Я не смогу несколько часов, тем более весь день держать нож у горла ребенка. Метко пущенный стальной болт оборвет мою жизнь и освободит заложника, когда рука устанет и опустится.

Я двигался через опустевший двор быстро, озираясь по сторонам и выкрикивая злым голосом проклятия и угрозы, чтобы видели, что не расслабился, взвинчен и готов в любой момент перерезать горло ублюдку. Карл шел по утоптанному снегу шагах в тридцати позади, простирал руки и умолял быть поосторожнее, мне все дадут и все выполнят, только пощади ребенка, я рычал и показывал зубы, стараясь выглядеть диким и непредсказуемым.

Когда приблизились к распахнутым воротам, опасный момент, Карл прокричал в тревоге:

— Погоди!.. Зачем? Сани подадут прямо сюда во двор!

— А я желаю там, — огрызнулся я.

— Но там…

— Ты лучше проследи, — крикнул я, — чтобы ни один не мелькал близко! Сразу зарежу!

— Нет! — крикнул он в ужасе. — Там никого!

Я, прижимая нож к горлу Гелекса, прошел под аркой. Стражи отбежали шагов на сто, хорошо, я быстро потащил сынка к складским строениям.

Карл вышел из ворот следом, крикнул:

— Зачем? Сани уже приготовили!

— А коней?

— Сейчас отбирают лучших! — крикнул он.

— Затягиваешь время, — сказал я грозно. — Со мной эти штучки не пройдут…

Затягивай, затягивай, сказал я ему мысленно. Это хорошо, когда думаешь, что начинает наверстывать отобранные очки. У тебя вон даже походка изменилась, а голос из визжащего превращается в деловой тон испуганного, но владеющего собой человека.

Главное, чтобы ты сам считал, что начинаешь переигрывать меня, такую редкую и неожиданную сволочь…

Глубокий снег затрудняет движения, сердце колотится. Я опустил Гелекса в снег, пригрозил, чтобы не шевелился, перевел дыхание и потащил дальше в сторону дверей склада. Трудный момент, когда одной рукой открывал приваленную снегом дверь, Карл подошел совсем близко и патетически заверял, что в сани уже запрягли лучших коней, едут сюда, прятаться нет необходимости. Правда, голос его звучал неуверенно. Сам еще не решил — лучше отпустить нас и погнаться следом или же дать возможность укрыться на складе, который окружат и будут ждать, пока я то ли засну, то ли приму в дар бурдюк с отравленным вином. Нет, с сонным зельем, а то могу заставить хлебнуть вина его ребенка.

Гелекс жалобно попискивал, я снова подхватил его тельце, ноги болтаются в воздухе, прокричал грозно:

— Никому не приближаться!.. Кто хотя бы заглянет в щель — убью гаденыша!

И сразу же поспешил в дальний конец. Куча тряпок на месте, доски не поскрипывают, а почавкивают. Одной рукой я ухватил за край, брызнуло сырыми щепками. Когда отломил вторую доску, Гелекс завизжал, я быстро зажал ему рот.

— Молчи, дурак! А то прибежит твой отец, и мне придется убить сперва тебя, потом — его!

Он тут же умолк, я начал спускаться, вслепую нащупывая выступы. И хотя вниз вроде бы легче, чем втаскивать себя наверх, но все тело дрожало от изнеможения, когда достигли дна.

Я перевел дыхание, сказал хрипло:

— Дух Огня… приди немедленно!

На миг показалось, что из-за хрипоты меня не услышат или не узнают, но из стены выдвинулся бешено вращающийся смерч.

— Неси нас в… — начал я и запнулся, взглянув на Гелекса. — Словом, к Великому Хронту.

Глава 12

Гелекс завопил, едва жуткий смерч выдвинулся из стены, а когда вокруг нас сомкнулся этот ужас, вообще обвис в моих руках.

Я чувствовал момент, когда подхватило и понесло сквозь твердь, затем только гадостное состояние невесомости. Еще когда строил планы, как и куда, хотел метнуться в один из своих замков: Амальфи, Амило или Вексен, но вряд ли там достаточно глубоко простираются подвалы. Лишь в Плессе, где я и встретил Духа Огня, подвалы достаточно глубоки, да и то по одной очень важной причине: там вся долина на дне гигантского оврага с такими пологими краями, что и не овраг вроде, а так — низменность… ниже уровня моря.

Движение прекратилось, вокруг плотная, как камень, тьма, но я чувствую огромность пустого пространства. Перевел дыхание и сказал властно:

— Fiat lux!

Свет вспыхнул яркий, режущий глаза. Я приморгался, в прошлый раз здесь светил аварийник красным, и все дышало на ладан, едва-едва не рассыпаясь в прах. Я тогда успел вовремя, везде бы оказываться таким умным и быстрым.

Вдоль стен исполинские механизмы, странное сочетание мощи и старинных барельефов на станинах. Сверхмощные установки восстанавливали уже одичавшие люди, не понимающие разницу между высокими технологиями и магией.

— Не забывай следить за девайсами, — сказал я строго. — Придет время, начнем восстанавливать хай-тэк и вэвэпэ. А пока, к сожалению, текучка проклятая… Теперь отсюда возлифти наверх… на Второй уровень.

Гелекс только начал приходить в сознание, как черные стенки вихря окутали нас, снова началось движение. На этот раз я почти чувствовал, как мы стремительно всплываем сквозь толщу материковой плиты. Блеснул свет, стены вихря распались, на мертвенно-бледное лицо Гелекса упал зеленый свет малахитовых стен.

— Знаю-знаю, — сказал я, — выше не можешь. Возвращайся и следи за Источником Жизни.

— Слушаюсь, Хозяин!

Он исчез, я потряс Гелекса:

— Ты жив? Что-то слабые у Карла отпрыски.

Я потащил было его за шиворот, но Гелекс, тяжело вздохнув, пошел сам. За малахитовым залом дверь, там бесконечно длинная лестница наверх, наверх и снова наверх, а последняя дверь закрыта намертво, вплавленная в толщу гранита тектоническим сдвигом. Зато есть узкая щель, наполовину засыпанная мусором, костями животных, мелкими камнями, а уже выше — снегом.

Разрывая сугроб, я выбрался и вытащил Гелекса на снежной равнине. Сердце мое сжалось, но когда повернулся, вздох облегчения вырвался, как из переполненного паром котла: вот он, замок Плессе, и даже недалеко санный след, что уходит к замку.

— Ну вот, — сказал я с мрачным удовлетворением, — наше путешествие подошло к концу.

Гелекс сказал глухо:

— Все равно мой отец…

— Что?

— …везде найдет.

— Молодец, — ответил я с поощрением в голосе, — в родителей надо верить. Как можно дольше. Все равно потом начнется, что ничего не понимают: ни в жизни, в твоей драгоценной и такой богатой душе, и вообще отстали от жизни, пора их не слушаться, а поступать по-своему… но сейчас еще надо слушаться. И не только родителей, а вообще старших, понял?

Он угрюмо шел по соседней полосе. Бежать бесполезно, я все равно догоню, а помощи просить не у кого. Под ним утоптанный снег не проваливается, в то время как я то и дело проламываю тонкую корку. Вид у младшего принца подавленный, хотя, если честно, другой в его положении вообще помер бы от ужаса.

— И куда мы идем? — спросил он.

— Здесь мои друзья, — объяснил я. — Это место отделено от империи твоего отца десятком королевств, так что ему здесь не пройти….

— Мой отец везде пройдет!

— Может быть, — согласился я. — Но, как ты понимаешь, когда он только начнет подходить, тебя перевезут в другое место.

— Мой отец может окружить войсками все королевство!

Я засмеялся.

— И под землей?

Он побледнел, его плечи зябко передернулись.

— Аббат говорит, — ответил он после паузы, — что нельзя прибегать к помощи сатанинских сил.

— Молодец аббат, — похвалил я. — А твоему отцу он такое говорил?

Он замолчал, а я с уважением подумал о служителе церкви, что каким-то образом удержался в армии Карла, во всю использующего огров, орков и троллей. Снег поскрипывает под ногами, уже молча мы подошли к воротам замка.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Ричард Длинные Руки — оверлорд 15 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • РАДИОЛОКАЦИОННЫЕ МАЯКИ-ОТВЕТЧИКИ (RACON)
  • ЗАДАНИЕ N 14 Тема: Основные сведения о гидравлических машинах и гидроприводе
  • ЗАДАНИЕ N 4 Тема: Истечение под уровень
  • Заглянем в клетку.
  • О ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ
  • Из них давалось в спектакле проекцией на задник и обозначалось
  • ЗАДАНИЕ N 3 Тема: Классификация потерь напора, равномерное и неравномерное движение. Потери напора при равномерном движении жидкости. Ламинарный режим
  • ЗАДАНИЕ N 1 Тема: Гидроаппаратура. Гидропривод, регулирование